fuldamar (smolyak) wrote,
fuldamar
smolyak

От нас до лестницы далеко.

Зачем сумка, если на пляж все равно не пойдешь из-за плохой погоды, Серафима не смогла бы объяснить. Серафима, цокая каблуками по плиточному полу, пересекла холл и попросила у администраторши ключ. – А ребята сказали, что девка приехала и сказала, что хочет меня. – А у меня работы по горло. Хотя и эта мера запоздала. – Сколько еще тебе возиться со всякими уголовниками? Сейчас предоставляется уникальная возможность изучить совсем иную специфику. Это означает, что опять до утра мне придется не спать, не есть и даже не ходить в туалет. Так я и знала! – Простите, а зачем вам нужна эта девушка? – раздался за спиной вопрос. – Ах, это не то! – пришел он в отчаяние. Он вновь закрыл глаза и победно улыбнулся. – Этот снимок сделан нынешним летом. Я нагнулась, чтобы собрать их. Какая нелепица! О чем они тут говорят? – Садитесь, я отвезу вас домой, – предложил Мерцалов. Борец! Дзюдоист! Вот тут-то, может, и прячется мой шанс. Заметь, все рецепты, кроме «Дамской». – Девушка, подбросьте, пожалуйста, на угол Рахова и Первомайской! Пятьдесят рублей. – Ну, живо рассказывай! – велела я, когда сторож уселся рядом со мной на переднее сиденье. – Хотя я тебя понимаю. Но посылать дурацкие послания. Я улыбнулась ему и зашагала по ступенькам вниз. и еще вот на это обратите внимание – этого тоже не может быть. – Припомните, Светлана, это очень важно, куда собирались вчера вечером Чернов с Феликсом? – Я вас умоляю, Игорь! – Надеждина схватилась длинными тонкими пальцами за виски. Совсем не лишняя предосторожность, когда имеешь дело с таким налимом, как Павел Эдуардович. Последние слова он произнес не совсем уверенно. Но проблема в том, что дело уже возбуждено, милиция утверждает, что по делу имеется практически неопровержимая доказательная база, и, главное, со стороны обвинения, насколько я могла понять, тоже оказывается достаточно сильное давление. Видимо, этот самый Максимов был человеком опытным и понимал, что о серьезных вещах в наше время по телефону лучше не распространяться. – Так эта девочка здесь не живет, она просто играла здесь вчера, а потом ее забрала какая-то женщина и больше ее не было. – Меня беспокоит совсем другое.. Что было в письме? – То же, что и в прошлый раз.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments